Наполеон - Н. Д. Эриашвили Управление персоналом

Наполеон
Можно ли управлять ветром?

Ветер — это хорошо или плохо?

Сквозняк — это маленький ветер или ветер — это большой сквозняк?

Полезен ли ветер?

Можно ли разделить ветры на конструктивные и деструктив­ные? И может ли один ветер быть и конструктивным и деструк­тивным одновременно?

Тайфун — это страшный ветер или ветер — явление, которое всегда сопутствует тайфуну?

Можно ли обеспечить развитие деятельности на ветру?

И вообще, если ветры — естественное состояние природной воздушной среды, в которой и обитает человек, то не обойдется ли обуздание ветра себе дороже (печального опыта покорения природы у нас с избытком)?

Представьте себе картину: ветер гонит по морю несколько па­русников, пытающихся взаимодействовать друг с другом. Можем ли мы управлять другими кораблями, находясь на своем, с трудом сопротивляющемся штормовому ветру корабле? И вообще можно ли кому-нибудь управлять взаимодействием других кораблей без согласия их капитанов и команд? А если согласие есть, то говорим ли мы, что управляем взаимодействием или управляем ветром?

Но если управлять ветром нельзя, то что же можно?

• иметь подходящую одежду;

• закаляться, чтобы не бояться ветра;

• иметь крепкий дом, построенный с учетом законов природы, в том числе законов формирования ветров и их действия;

• понять, какие законы универсальны, а какие зависят от тех или иных особенностей (ветры в жаркой пустыне, у моря на солнечном пляже и зимой в морозной Арктике кое в чем сходны, но в чем-то различаются);

• узнать о ветре все, что только можно;

• создать службу, которая будет следить за ветрами и вовремя

сообщать необходимые сведения.

А теперь замените слово «ветер» на слово «конфликт» и за­дайте себе те же вопросы.


^ 20.1. Исторический экскурс в конфликтологию


Параграф, который нельзя не включить в главу, но не обязательно читать.

Но лучше всего, когда собьются все в тесную кучу и пустят­ся загадывать загадки или просто нести болтовню. Боже ты мой! Чего только не расскажут! Откуда старины не выкопа­ют! Каких страхов не нанесут!
^ Н. В. Гоголь. Вечера на хуторе близ Диканьки

Житейское толкование конфликта можно найти во многих книгах, например толковых словарях русского языка, — ссора, спор, драка. Профессиональный подход требует доопределить такое обыденное понимание.

«Социология конфликта» — так назвал одну из своих работ немецкий философ и социолог Г. Зиммель (1858—1918). В со­временной социальной психологии и социологии понятие «конфликтология» употребляется как собирательный термин для обозначения особой области исследований.

Степень интереса к исследованию конфликта значительно менялась — от признания важности и позитивной ценности кон­фликта в конце XIX — начале XX вв. (Зиммель) до минималь­ного внимания к нему со стороны социальных аналитиков, с од­ной стороны, и попыткой создания в настоящее время специаль­ной дисциплины о конфликтах — конфликтологии, с другой.

Снизившийся в 20-е годы XX в. интерес к проблеме кон­фликта снова возрос с 40-х годов. Попытку возрождения теории конфликтов связывают с именем Т. Парсонса.

Проблема конфликта изучается в рамках различных научных школ: социалдарвинизма, психоанализа, гештальтпсихологии, символического интеракционизма, когнитивизма, математиче­ского моделирования и др.

Наибольшую известность получили концепция позитивно-функционального конфликта Л. Козера, конфликтная модель обще­ства Р. Дарендорфа, общая теория конфликта К. Боулдинга.

Перманентность конфликтов стала широко признанной уже в прошлом веке. Согласно Г. Спенсеру, конфликт неизбежен и стимулирует развитие общества. По Г. Зиммелю, конфликт определяется как одна из форм разногласий, объединяющая про­тивоборствующие и одновременно взаимосвязанные стороны. К. Маркс развил теорию классовой борьбы, построенную на принципиальном глобальном конфликте, который приводит к расколу общества как предварительному условию гармонии. Положительная роль конфликта, по Зиммелю, — в стимулиро­вании динамичности и адаптации.

Конфликт предметно рассматривается в политологии, в ко­торой приняты две базовые его модели: либеральная, или плю­ралистическая, и элитарная, или авторитарная.

Согласно плюралистической (либеральной) модели конфликты повсеместны, неизбежны, поскольку общество состоит из раз­ных групп интересов. Известный американский социолог Р. Парк (1864—1944) называл конфликт основным видом взаимо­действия. Согласно немецкому социологу Р. Дарендорфу, кон­фликт содержит в себе творческое ядро и вызов, является усло­вием существования человеческой свободы наряду с рынком, открытостью, гласностью. Конфликты воспринимаются не как благо само по себе, а как неизбежный способ преодоления про­тиворечий в ходе реформирования структур и сообщества в це­лом. Обилие конфликтов предпочтительнее одного. Современ­ная социология конфликта видит в множественности конфлик­тов уменьшение возможности развития одного, которое ведет к расколу. Многообразие разнонаправленных коллизий уменьшает опасность однонаправленного его раскола, значительная часть конфликтного потенциала — энергия общественного недоволь­ства — растрачивается и взаимоуничтожается в многочисленных локальных столкновениях. Согласно Р. Дарендорфу, подавление конфликтов ведет к их обострению.

Конфликт не заканчивается войной. За военной фазой кон­фликта следует политическая, которая всегда есть прогресс в его развитии. Не случайно М. Дюверже определил политику как войну, продолженную другими средствами и в других формах. Суть других средств и форм в упорядочении конфликтов — в све­дении к минимуму деструктивного влияния.

^ Авторитарная (элитарная) модель конфликтов, существую­щая в политологии, рассматривает конфликты как отражающие противоречия не столько между отдельными группами, сколько между элитой и массой. В соответствии с этой моделью борьба возникает тогда, когда власть сосредоточивается в руках незначительной группы людей. Данная модель конфликта сходна с ленинской теорией революционной ситуации. Однако концеп­туально два подхода противоположны.

Главное в элитарной модели — критика верхов во имя со­хранения стабильности. Поэтому ее иногда называют консерва­тивной. Назначение же ленинской теории — в обосновании благоприятных условий захвата власти.

Проблема конфликтности интересовала 3. Фрейда, К. Юнга, Э. Берна. Но как самостоятельный термин в психологии кон­фликт появился позже, чем в социологии и некоторых других науках (например, в математике).

В последние годы опубликовано множество теоретических работ и эмпирических исследований, где уже психологами пред­лагаются различные трактовки этого понятия. Несмотря на не­сходство подходов к определению конфликта, в них явно выде­ляются единые сущностные свойства:

• наличие противоречия, во всяком случае различий между интересами, ценностями, целями, мотивами, ролями субъектов;

• противодействие, противоборство субъектов конфликта, стремление нанести ущерб оппоненту;

• негативные эмоции и чувства по отношению друг к другу как фоновые характеристики конфликтного взаимодействия.

Основное содержание теории конфликтов составляют сле­дующие категории: понятие и структура конфликта, его динами­ка, стадии развития, функции и типология.

На сегодняшний день представляется необходимым соеди­нить в систему все те практически не связанные между собой исследования конфликта, которые ведутся в рамках истории, математики, психологии, социологии, философии, политологии, правоведения, военных наук, искусствоведения, педагогики, социобиологии и некоторых других (таких, как психиатрия, эко­номика). Ее создание не только возможно, но и крайне необхо­димо, поскольку изучение конфликта лишь одной из сущест­вующих наук неизбежно приводит к потере целостного пред­ставления о нем, утрате ряда его существенных черт. Ведь в жизни мы имеем дело с целостными реальными конфликтами, а не с отдельными их психологическими, правовыми, философскими, со­циологическими и другими аспектами.


^ 20.2. Что же такое конфликт?


Кто не знает, куда направляется, очень удивится, попав не туда.

Марк Твен


Проблема понятий

Считается, что предотвратить конфликт, оста­новить его не только можно, но даже необхо­димо. Лучше всего руководить без конфликтов, — не случайно так и названа столь популярная книга В. Зигерта и Л. Ланг (постоянно помещаемая в списки рекомендуемой конфликтологической литературы). Но если вы внимательно прочитаете эту ра­боту немецких психологов, то обнаружите там как раз обратное. Они утверждают, что конфликты — это не обязательно что-то плохое. Плохим, негативным и тем самым деструктивным может быть поведение в конфликтной ситуации1.

Об атмосфере повышенной конфликтности говорят государ­ственные служащие и управляющие коммерческих банков, ра­ботники службы занятости и безработные специалисты, старики и молодежь. Пресса и телевидение напоминают обществу о про­тиворечиях между реальными возможностями субъектов РФ, гра­ждан России и желаемыми формами реализации их интересов. Политики предлагают неотложные меры по разрешению разру­шительных общероссийских конфликтов. А менеджеры наиболее актуальным все чаще считают владение технологиями работы в конфликтных ситуациях. И все хотят управлять конфликтами.

Но когда ставится вопрос их урегулирования, выбора форм работы в конфликтной ситуации, оптимизации действий по ее преодолению, то прежде всего встает проблема понимания сущ­ности самих понятий: «выход из конфликта» и «уход от него», «профилактика», «урегулирование», «регулирование», «разреше­ние», «решение» и «преодоление». Трудность выбора усугубляет­ся как отсутствием абсолютного единства теоретических подхо­дов, так и отсутствием прямой зависимости успеха субъекта в конфликте на одном этапе от успеха на другом.

Запутывает и давняя привычка или, точнее, традиция делить конфликты на деструктивные и конструктивные. А как заранее узнать, какой он?

^ Проблема выбора подхода

Следует различать два теоретических подхода к понятию конфликта.

1. Конфликт — это столкновение..., противоречие..., борьба.,., противодействие... (личностей, сил, интересов, позиций, взгля­дов) в силу противоположности.., несовместимости.., противо­стояния... — с точностью до формулировки у различных авторов.

Вот что говорит в предисловии к своей книге «Конфликтология» В.И. Андреев: «... без умения постоять за себя, выйти победи­телем из конфликтной ситуации, спора, без умения вести перегово­ры человеку просто невозможно выстоять, выжить в этом мире».

В силу такого подхода В.И. Андреев и определяет:

• конфликт как процесс резкого обострения противоречия и борьбы участников в решении проблемы, имеющей значимость для каждого из его участников.

Антагонистический характер конфликта можно считать характеристическим признаком других моделей;

• конфликт — столкновение противоположных интересов, мнений и стремлений;

• конфликт социальный — попытка достижения вознагражде­ния путем подчинения, навязывания своей воли, удаления или даже уничтожения противника, стремящегося достичь того же вознаграждения. От конкуренции конфликт отлича­ется четкой направленностью, наличием инцидентов, жест­ким ведением борьбы;

• конфликт — открытое противостояние как следствие взаимоисключающих интересов и позиций.

Сторонники первого подхода описывают конфликт как явле­ние негативное. Они разделяют конфликты на деструктивные и конструктивные (многие из них считают, что конструктивные — редкость, что конфликт почти всегда плох, и уж, по крайней мере, хуже бесконфликтного сосуществования). Большинство работ по технологии работы в конфликте в рамках такого подхода дают рекомендации по манипулированию, которое называют «управ­лением конфликтом», «управлением конфликтной ситуацией». Главной целью такого управления является ликвидация конфлик­та с максимальной выгодой для себя.

2. ^ Конфликт — это система отношений..., процесс развития взаимодействия..., заданные различиями субъектов, участвующих в нем (по интересам, ценностям, деятельности).

Сторонники второго подхода считают конфликт естествен­ным условием существования взаимодействующих людей, инструментом развития организации, любого сообщества, хотя и имеющим деструктивные последствия, но в целом и на длитель­ном промежутке не столь разрушительные, как последствия ли­квидации конфликтов, их информационной и социальной бло­кады. Подобный подход был всегда в математической теории игр (названная так в силу исторических причин возникновения из попыток исследования игр, она является теорией математиче­ских моделей принятия оптимальных решений в условиях конфликтов, и оба термина «игра» и «конфликт» обозначают одно и то же понятие и по сути являются «математическими синони­мами»). Характерен он и для современной социологии кон­фликта (А.Г. Здравомыслов, Е.И. Степанов, Т.С. Сулимова), со­циальной психологии (А.Я. Анцупов, Н.В. Гришина, А.И. Дон­цов, Ю.М. Жуков, Л.А. Петровская), теории организационного развития и, конечно же, общей теории конфликта. При таком подходе все перечисленные дисциплины вполне коррелируют между собой (основные определения, постулаты), что позволяет выводы в одних применять для теоретических построений в других, сохраняя научную строгость, полноту и непротиворечи­вость. Коррелируемость особенно важна, если учесть, что теория игр активно развивалась еще в XVIII и XIX вв. раньше боль­шинства наук, занимающихся сегодня конфликтами (а ее заро­ждение как математической дисциплины относят к тому же письму Паскаля к Ферма от 29 июля 1654 г., которое принято считать началом и теории вероятностей), но вот определение конфликта по теории игр вступает в противоречие со всеми тео­ретическими моделями первого подхода.

Второй подход предполагает невозможность управления конфликтом и оптимизацию взаимодействия, теоретически обосновывая развитие конфликта как саморегулирующегося ме­ханизма. Вместо «решения», «разрешения» и других подобных терминов применяют термин «преодоление», подразумевая, что конфликт не ликвидируется, но обеспечивает развитие, усили­вая в организации дифференциацию, прежде всего профессио­нальную, а в обществе — социальную стратификацию, что и ле­жит в основе социальной и организационной стабильности. Он трансформируется в другие конфликты, менее разрушительные, в других сферах, других социальных измерениях. Данный подход не отрицает возможность и даже конструктивность политиче­ской и административной манипуляции (не всякой) в началь­ных фазах конфликта, но основывается прежде всего на обеспе­чении информационной полноты взаимодействия субъектов и необходимом риске, обеспечивающем возможность перехода в его последнюю фазу:

Общая тенденция в последние годы такова: все больше теоретиков и практиков социальной психологии склоняются ко второму подходу при некотором сохранении ориентации на психологи­ческую манипуляцию, психологическое смягчение деструктивных проявлений конфликта. Базовым в данном выборе становится то, что первый подход строится на субъект-объектном общении, в то время как второй — на субъект-субъектном.

Ко второму же подходу склоняются и практикующие поли­тические технологи и оргконсультанты, опирающиеся именно на такую конфликтологию в моделировании идущих в органи­зации процессов и обеспечении будущего успеха самой фирмы и ее менеджеров. Они заменяют «традиционные» техники (в том числе изучение общественного мнения в организации) конфликтологическими исследованиями персонала. Подход позволяет вычислять группы сторонников и противников, причем не толь­ко реальных, но прежде всего потенциальных (особенно среди не определившихся в своих профессиональных, карьерных, со­циальных предпочтениях, организационно неактивных), и наи­более приемлемые формы работы с ними.

Выбор менеджером одного из двух подходов определяет и выбор им, как следствие первого выбора, форм работы и реко­мендаций своей команде, структурным подразделениям по дей­ствиям в конфликтных ситуациях.

С него и должно начинаться сегодня управление, ориенти­рованное на долговременный успех и перспективу.


^ 20.3 Формально-логические модели конфликтов


Никакой достоверности нет в науках там, где нельзя прило­жить ни одной из математических наук, и в том, что не име­ет связи с математикой.


^ Леонардо да Винчи.


В соответствии с определением, математическая теория игр является теорией математических моделей принятия оптималь­ных решений в условиях конфликта (а также в условиях неопре­деленности). Поэтому вопросы, связанные с оптимальным пове­дением сторон в конфликтах, с желательными исходами кон­фликтов, являются в ней основными. Непосредственных вопросов такого рода три:

1) Какими принципами оптимальности следует руководствоваться при рассмотрении конфликтов того или иного типа? Иначе говоря, в чем состоит (оптимальное) решение того или иного конфликта?

2) Реализуем ли применительно к данному классу конфлик­тов выбранный для него принцип оптимальности? Формально этот вопрос сводится к существованию у конфликтов из задан­ного класса тех решений, которые выбранным принципом ква­лифицируются как оптимальные.

3) В чем состоит применение выбранного принципа опти­мальности к данному конфликту (или к данному классу кон­фликтов)? Ответом на этот вопрос должно служить нахождение решения конфликта в том же смысле слова, в каком принято говорить о нахождении решения применительно к любой мате­матической задаче.

К сожалению, понятие оптимальности принимаемого реше­ния значительно труднее поддается формализации, чем понятия конфликта и принятия решения. Эта задача и до сих пор — одна из самых важных в теории игр.

Так как математическая теория игр — теория моделей приня­тия решений, она не занимается этими решениями как психо­логическими или волевыми актами; не занимается она и вопро­сами их фактической реализации.

В рамках теории игр, принимаемые решения выступают как достаточно упрощенные и идеализированные схемы реальных явлений. При этом, разумеется, степень этого упрощения не должна превосходить известных пределов, за которыми модель уже утрачивает существенные черты явления.

То, что теория игр есть теория математических моделей, и она является разделом математики, означает, что конструируе­мые в ней модели являются формальными, знаковыми (а не, ска­жем, макетными или аналоговыми) и их формирование и сред­ства анализа также формальны.

В частности, формально же должны вводиться и основные понятия.

Практически это означает, что эти понятия должны зада­ваться своими свойствами, которым тем самым придается смысл аксиом. Дальнейшее образование понятий и установление свойств может вестись уже без того, чтобы прибегать к каким-либо «интуитивным» соображениям. Сказанное отнюдь не оспаривает практической целесообразности использования интуиции, особенно как способа практической проверки формально полученных результатов.

В соответствии со сказанным при построении теории с самого начала необходимо формализовать те понятия, которые входят в ее определение: 1) конфликт, 2) принятие решения и 3) оптимальность решения.

Конфликт и его формальная модель

Принимающие участие в конфликте стороны элементы некоторого абстрактного мно­жества. Часто оказывается целесообразным считать их подмножествами некоторого универсального множе­ства; элементы последнего принято называть игроками, а под­множества игроков, которые являются действующими сторона­ми в конфликте, — коалициями действия (различные коалиции действия могут пересекаться и даже содержаться одна в другой). Множество всех коалиций действия в конфликте далее будет обозначаться через .

Каждая из коалиций действия ^ К принимает некоторое реше­ние из некоторого множества sk доступных для нее решений. Элементы множества sk называются стратегиями коалиции К.

Выбор каждой из коалиций действия некоторой стратегии оп­ределяет то, что называется исходом конфликта. При этом не обя­зательно, чтобы этот исход понимался как однозначно определен­ное детерминированное явление. Допустимо, чтобы тот или иной из этих исходов был множеством физических явлений или же слу­чайным явлением, т.е. множеством явлений с вероятностной ме­рой на нем. Кроме того, некоторые комбинации выбранных коа­лициями действия стратегий могут оказаться несовместимыми и потому неосуществимыми. В этом случае принято считать, что конфликт не состоялся. (В применении к играм (конфликты) это может выражаться в появлении некоторой помехи, прервавшей иг­ру (конфликты) без возможности ее продолжения).

Все исходы конфликта называются ситуациями. Из сказан­ного выше следует, что ситуации составляют некоторое множе­ство ^ S, являющееся подмножеством множества всех комбинаций стратегий коалиций действия, т.е. декартова произведения мно­жеств стратегий.

S

  SК

  .

По поводу заинтересованных в исходах конфликта сторон можно повторить почти все, сказанное в связи с коалициями действия. Их называют коалициями интересов, и они считают­ся элементами некоторого абстрактного множества, которое далее будет обозначаться через и. Коалиции интересов суть подмножества того же множества игроков, что и коалиции действия.

В теории игр множества коалиций действия и множества коалиций интересов рассматриваются как различные. Легко ви­деть, что в реальных конфликтах могут встречаться коалиции действия, не являющиеся коалициями интересов, и наоборот.

Рассмотрим, наконец, форму выражения заинтересованности для коалиций интересов. Эта заинтересованность проявляется в том, что каждая из этих коалиций предпочитает одни исходы конфликта другим.

Это описывается в виде некоторого отношения предпочте­ния — абстрактного бинарного отношения к на множестве всех ситуаций. Тот факт, что коалиция интересов К предпочитает си­туацию х ситуации у, обозначается как х к у.

Вообще говоря, никаких свойств у отношения к не предпо­лагается, хотя обычно оно считается транзитивным

(т.е. из х к у и ук Z следует х к Z).

В частности, не требуется, чтобы отношение было линей­ным, т.е. чтобы любые две ситуации были сравнимы друг с другом (в формальной записи для любых двух различных ситуа­ций х и у либо х к у, либо у к х).

Нередко отношение предпочтения задается следующим образом. На множестве ситуаций S определяется функция Hк, принимающая вещественные значения и называемая функцией выиг­рыша коалиции интересов К. Ее значение Нк (х) понимается как выигрыш, который коалиция К получает в ситуации х. Естест­венно принять, что х к у, если Нк (х) > Нк (у).

Итак, конфликтом (или игрой) называется система

Г= <.  Sк  к , S, и , {  к } к и >

где перечисленные в ломаных скобках множества и отноше­ния связаны друг с другом, как это было описано выше. Мате­матическая теория игр занимается изучением конфликтов (игр) именно в этом понимании.

Смешанная стратегия игрока есть вероятностное распределение на множестве его чистых стратегий.

9522164924251634.html
9522272159836197.html
9522344199160456.html
9522417006234263.html
9522593717213594.html