ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ - Воевода (Сон на Волге)

^ ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Марья Власьевна, Олена, Недвига и Ульяна.

Олена

(на коленях)

  

   Государыня боярышня,

   Есть за мной вина немалая:

   На реке платно мыла,

   Громко колотила,

   Фату твою белую

   В воду уронила.

(Кланяется в ноги.)

Марья Власьевна

(с сердцем)

   Ну нет! Простить нельзя беду такую,

   Какая ты работница! Работать,

   Так не зевать по сторонам! Не надо

   Твоей работы! Не нуждаюсь. Много

   И без тебя народу. За провинность

   Не заставлять ее работать. В терем

   К себе беру. Пусть на меня и служит,

   Чтоб от меня не отходила шагу.

Олена

   Во белых руках было,

   Да ушло, уплыло.

   Хоть казнишь, хоть милуешь --

   Я не утаила.

  

Марья Власьевна

   И вместе спать со мной! Да накормите

   С боярского стола ее. Ступай!

Hедвига

   Вот, поглядишь, господское-то дело --

   Не разберешь у них, что гнев, что милость.

Недвига и Олена уходят.

Ульяна

   Заговорила? Аль опять надулась?

   Житье мое! Уж нечего сказать!

   Вот дитятко на шею навязалось!

   Ходи за ней! Она и знать не хочет,

   Стоит как пень, ничем не поворотишь.

Марья Власьевна уходит.

   Сама пошла. Диковина! Посмотрим,

   Что будет от нее.

Марья Власьевна входит и подает с поклоном тафтяную рубашку.

   Ну вот спасибо!

   Как поглядеть, так ты из умных, девка.

   Не вдруг тебя и распознаешь! Право!

   Не осердись, что я тебя бранила.

   По глупости. Словечка не услышишь

   Противного. Ни в чем не поперечу:

   Ты добрая. А чай, грешки ведутся

   И за тобой. Вы при людях тихони:

   По лавочкам, как соловьи по гнездам,

   Смирнехонько сидите, глазки в землю

   Опущены. А дай-ка вам потачку,

   Недогляди, откуда прыть возьмется --

   Бойчее баб. Погудки, смех да грохот,

   А разговор послушать, уши вянут,

   Стыдом сгоришь. Да что кому за дело.

   Чем тешатся, не плакали бы только.

   Не то беда, что игры да потехи

   На разуме у девок! Ну пускай бы

   Промеж себя и тешились, так мало --

   Утехи нет одним, без парней скучно.

   Не правда, что ль? Сама чудила в девках,

   Так знаю вас, меня не проведете.

   И ты, как все, не лучше и не хуже,

   Да хитрости в тебе уж больно много.

Марья Власьевна уходит.

   Опять ушла. Еще не принесет ли?

   А ладно бы! У ней добра-то много,

   А мне-то где взять?

Входит Марья Власьевна с летником и подает с поклоном.

   Что ты! Бог с тобою!

   Не надо, нет! Куда мне! Совесть зазрит.

Марья Власьевна кланяется.

   Уж разве взять? Подарок-то хорош.

   Непрошеный подарок-то дороже.

   И то, возьму. Благодарю покорно!

   Да вот беда! Отдаривать придется.

   Я брать беру, а отдарить-то нечем.

   Поноровлю за это; что захочешь,

   Отказу нет, опричь того, что в терем

   Чужих водить -- и затевать не думай!

   Да не пущу и самоё из дому.

   А в терему что хочешь, то и делай,

   Ты госпожа, мы слуги, что прикажешь --

   Тому и быть. Чем хочешь, забавляйся.

Марья Власьевна уходит.

   Куда ты? Стой! Довольно! Эй, довольно!

   Послушай-ка! Не надо, не возьму я!

   Ахти грехи! Кто падок на подарки,

   Добра не быть. Кому придет охота

   Бросать добро на ветер? Видно, хочет

   Купить меня. Не след бы мне и брать-то,

   Да как не взять, когда в глаза мне тычет.

   Ох, смерть моя! Такой уж скверный норов --

   И соблазнюсь, как соблазнюсь! Подарком

   Меня и взять, глаза-то завидущи.

   Продам тебя, боярин, сердце чует.

   Не утерплю, продам. Глядеть не стану,

   Зажмурюсь, чтобы не было соблазну.

Зажмуривается. Входят: Марья Власьевна с телогреей в руках и Олена.

   ^ ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Марья Власьевна, Олена и Ульяна.

Олена

   Гляди-ка ты, какая телогрея,

   И с выпушкой!

Ульяна

(открыв глаза)

   Вот чудо, так уж чудо!

   Неужто мне?

Марья Власьевна кланяется.

Олена

   Кому же?

Ульяна

   Дорогая!

   Не нам носить.

Олена

   Наденешь, так износишь.

Ульяна

   Ох, каравай-то не по рылу. Где нам!

   Уж как тебя благодарить, не знаю

   И не умею. Вся твоя. Хоть воду

   Вози на мне. Сулил мне воевода,

   Да жди-пожди, а он, гляди, обманет,

   А ты добрей, ты прежде догадалась.

Олена

   Да у тебя и летник -- вСшвы бархат

   На золоте. Тафтяная рубашка

   С запястьями.

Ульяна

   Уж разве нарядиться?

Олена

   Ты нарядись, а мы посмотрим.

Ульяна

   Что ты!

   И впрямь пойти.

Олена

   Чай, то-то загляденье!

Ульяна

   Пойдем со мной, ты мне пособишь.

Олена

   Можно.

Ульяна и Олена уходят.

   ^ ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Марья Власьевна

(одна)

   Молчать-то я молчу, да больно скучно

   Становится. Немного натолкуешь

   Сама с собой. Сложу от скуки песню.

   Сама спою, сама и слушать буду.

   Тихонечко спою, чтоб не слыхали.

(Поет.)

   Я по терему хожу,

   Я по миленьком тужу,

   Тужу, хожу

   Да потуживаю.

  

   Уж я сяду, посижу,

   В окошечко погляжу,

   В окошечко

   Во косящетое.

  

   Милый весточку дает,

   Молодого гонца шлет,

   Гонца, гонца

   Да молоденького.

  

   Что не быть, да не бывать,

   С милым розно не живать,

   Мне жить, не жить

   Со милым со дружком.

  

   Поскачу да попляшу

   Во высоком терему,

   Вот так, вот так,

   Вот и так, вот и так!

  

(Слышит шорох, садится и молчит.)

Входят: Ульяна и Олена.

  

   ^ ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Марья Власьевна, Ульяна и Олена.

Олена

   Куда красно! И посмотреть, так любо.

   Красавица, как есть.

Ульяна

   Чему дивишься!

   И пень хорош в уборе!

Олена

   Не похаять

   Тебя и без убора. Всем пригожа,

   Собой статна, лицом бела, румяна,

   Глаза как вишни, брови колесом.

   По красоте твоей за дворянина

   Тебе идти. Ты баба молодая,

   Чего ж сидеть!

Ульяна

   Дворяне по дворянам,

   А не по нас. А наши-то дворяне

   Не родились.

Олена

   Как знать, чего не знаешь.

Ульяна

   Да нечего и знать-то! По одежке

   Протягивай и ножки. А дворяне

   Хороший кус, да не для наших уст.

   Достатков нет, какая я невеста;

   С голодным брюхом, да по добрым людям

   Похаживай. Чужой-то хлеб не сладок,

   Подавишься. Кормить не станут даром;

   И угождай на всякого как знаешь.

   Хоть бы вот здесь, смотри за целым домом --

   Беда бедой! Будь смирен -- так проглотят,

   Сердит -- проклясть готовы. Вот и казнись!

   Здесь не люди, а черти! Как шальные,

   Проклятые! Кто спит, кто пьяный бродит,

   Шатается. Сама за всем и смотришь,

   За всякой малостью. А понадейся,

   Так пропадешь, не рада жизни будешь.

   Сама запру все выходы, все двери,

   Да поперек порога здесь и лягу.

   Один глазок усни, другой пусть смотрит.

Марья Власьевна дает ей перстень.

   Раздобрилась, и не уймешь. А правду

   Сказать тебе, так мне тебя и жалко.

Олена

(вздохнув)

  

   А у нас в саду

   Соловей поет,

   Выговорочки

   Выговаривает.

Ульяна

   Послушаем; послушать, что ли, хочешь?

Олена

   Сходить бы завтра.

Ульяна

   Что ж такое! Сходим

   В сумеречки. Большой беды не вижу;

   В своем саду, а не в чужом. Боярин

   И не велел, да мало ль что! Наказы

   Легко давать! Не всяко лыко в строку.

   Наказ-то знай, а делай как придется.

Марья Власьевна целует ее.

   Ну в сад так в сад! Давно бы ты сказала.

   Гуляй себе, когда придет охота;

   Хоть днем гуляй, хоть ночью.

Олена

   Вот и ладно.

Ульяна

   Гуляй, гуляй! Авось повеселеешь,

   Хоть улыбнись на нас с Оленой!

Марья Власьевна улыбается.

   Ишь ты!

   Пошло на лад.

Олена

   Дай срок, не то увидишь.

Входит Heдвига.

   ^ ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Марья Власьевна, Ульяна, Олена, Недвига и девушки.

Hедвига

   Пора и спать. Чего сидеть в потемках!

   Поужинай, чем Бог послал, да на бок

   И завались. Без ужина ложиться

   Нехорошо бывает, плохо спится,

   Да много грезится. А то как знаешь:

   Сиди себе. А уж огня не стану

   Вздувать теперь.

Ульяна

   Кто летом зажигает!

   Чай, дворня спит?

Hедвига

   И куры, и собаки --

   Все спят.

Олена

   И я, боярышня, прилягу.

(Уходит.)

Hедвига

   Ну что ж нейдешь? Аль спать-то неохота?

   Не то что я. Все ноги отходила,

   Все кости, все суставы заболели,

   Измаялась. Не рассказать ли сказку

   Да присказку? Авось тогда задремлешь.

(Садится на скамейку.)

   Сумерничать давайте. Мы любили

   В сумеречках сидеть с тобой тихонько

   И побасёнки баять тихомолком,

   А круг тебя как точно кто мурлычет...

   Ах, батюшки! Вот так меня и клонит,

   Так и валюсь и тычусь носом. Часом

   Совсем усну, так ты меня толкни.

  

   Начинается сказка, починается сказка.

   За тридевять земель,

   В тридесятом царстве,

  

(Дремлет.)

  

   Жили два брата,

   Да мать брюхата,

   Да отец на днях...

  

   Постой! не так. Я что загородила,

   Не сплю, а бредится. Начну сначала:

  

   Жили да были два брата родные,

   У одного брата всего богато,

   А другой убогий, а детей у него много.

   Говорит богатый бедному брату:

   Сам ты убогий, а детей у тебя много.

   Дай ты мне сына, вот тебе жита осьмина,

   Вот тебе осьмина, а жене твоей холстина,

   А дочери коза, лубяные глаза...

  

   Да что я, что я вру-то! Сбилась! Тьфу ты!

   Пропасть тебе! Не то все! Задремала.

   Вот дальше-то забыла, что там было.

   Не вспомню ли? Заметалось! Помню только,

   Что попросил у брата лошадь бедный,

   А волк и съел, оставил хвост да гриву.

   И повели дружка к судье Шемяке.

   Сидит судья Шемяка, судом судит,

  

   Бороду закусит, да ус разлощит,

   Ус разлощит, глаза вытаращит...

  

   Тьфу! пропасть! Не налажу, да и только.

   То про Фому начну, то про Ерему.

Из двери выходит домовой с фонарем. Недвига в полусне машет руками.

   ^ ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Марья Власьевна, Недвига, Ульяна, девушки (спят) и домовой.

Hедвига

   Аминь, аминь, рассыпься! Чур меня!

(Засыпает.)

Домовой

   Что вечерняя красная зорюшка

   Догорает, чуть краюшком теплится,

   Загораются частые звездочки,

   Рассаждаются по небу чистому.

   Докачались головки, домаялись

   До пуховых цветных изголовьицев,

   Ходит сон по сеням, по новым дрема.

   Ты поди, сон-дрема, в головах постой.

  

   По хоромам старым

   Я давно брожу;

   В тереме чужая,

   Дай-ка погляжу.

   Новая новинка

   К худу иль к добру?

   Нет, такая гостья

   Нам не ко двору.

  

   Ты на счастье, на радость роженая,

   Не про старого мужа рощеная,

   Старику-то чернеть да горбы растить

   А тебе-то алеть спелой ягодкой.

   Я поглажу тебя лапой бархатной

   На богатство, на радость с милым дружком.

   Тихой сон -- угомон ясным глазынькам,

   В изголовье тебе грезы девичьи.

  

   За сердечным другом

   То ли не житье.

   А у нас по дому

   Горе да вытье.

   Скрасишь скучный терем

   На короткий час,

   Да и пуст покинешь

   И бежишь от нас.

  

   Запустеет терем, принаклонится,

   Заметет по углам пылью-плесенью,

   Понесет по сеням бранью, руганью,

   Сип да воп по клетям с перекорами.

   Не слыхать-то мне смеху веселого,

   Молодого, девичьего, звонкого.

   Не слыхать по ночам бреду жаркого,

   Только старым старухам шлыки сшибать,

(Сшибает шлык с Недвиги и уходит.)

Hедвига

(впросонках)

   Аминь, аминь, рассыпься!

Марья Власьевна

   Ах, как сладко

   Уснула я!

Hедвига

   Аминь, аминь, рассыпься!

(Встает.)

   Не разберу: во сне ли, наяву ли,

   А сбили шлык. Не ты ли пошутила?

   Пойдем-ка ужинать да спать ложиться.

   Вот день прошел, до нас дошел.

(Зевает.)

   Ахти мне!

   Грехи мои.

(Зевает.)

   И-ах... великие!

Уходят.

   ^ ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

  

   ЛИЦА:

  

   Воевода.

   Неустройко.

   Старуха, крестьянка, хозяйка постоялого двора.

   Иван, ее сын.

   Гаврило и Клим, бортники из Нижнего.

   Сидор, лесной промышленник из Унжи.

   Курчай и Кулик, целовальники с казенной рыбой и солью.

   Слуги воеводы.

  

   ^ СОН ВОЕВОДЫ

  

   ЛИЦА:

  

   Степан Бастрюков.

   Роман Дубровин.

   Резвый и слуги.

   Марья Власьевна.

Деревенская изба, направо печь, перед печью люлька с ребенком, налево стол.

   ^ ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Старуха (за люлькой), Гаврило, Клим (за столом ужинают), потом Иван, Курчай, Кулик и Сидор.

Гаврило

   Вы, тетка, чьи?

Старуха

   Поместные крестьяне.

Гаврило

   За кем живете?

Старуха

   За мурзой крещеным.

Клим

   Хорош до вас?

Старуха

   Татарин как татарин.

   Где бабе знать! Толкуйте с мужиками.

   Вот сын придет.

Гаврило

   Ты внучка, что ли, нянчишь?

   А где ж сноха?

Старуха

   С ребятами в чулане.

   Там четверо у ней, вот пятый в зыбке.

Входит Иван.

Иван

   Струга пришли, к ночлегу подвалили.

   Слышь, матушка? А с лесу воевода

   Валит со всем народом; хочет станом

   На берегу остановиться на ночь.

Старуха

   Чай, лют?

Иван

   Вестимо, лют: на то боярин.

   Ты ждешь купцов, а тут, гляди, нагрянут

   Боярские голодные холопья.

   Один разор! От них, что от пожару,

   Что есть в земле зарыто, то и цело,

   А под руку попало, то пропало.

   Ахти, беда!

Старуха

   Да что у нас и взять-то?

Иван

   У нищего суму и ту отнимут.

Входят: Курчай, Кулик и Сидор.

Иван

   С стругов?

Сидор

   С стругов.

Иван

   Отколь?

Сидор

   Из Унжи будем.

Иван

   С лубьем?

Сидор

   НештС!

Иван

   А вы, робя?

Курчай

   Мы с низу.

   Мы в целовальниках идем в насадах,

   С казной.

Иван

   С какой?

Курчай

   С оброчной рыбой в бочках.

Кулик

   Вы держите аль нет?

Иван

   Чего?

Кулик

   Вестимо...

Иван

   Вина-то, что ль? Нет, парень, не бывало,

   У нас корчмы никто не держит.

Кулик

   Будто?

Иван

   Да боязно, велик ответ.

Кулик

   Не бойся,

   Не выведем, не сыщики.

Иван

   Ну, право.

Курчай

   Поди пошарь. Авось найдешь.

Иван

   Пошарю.

   Кажись, что есть; себе берег на праздник.

(Уходит.)

Курчай

(Гавриле и Климу)

   Хлеб-соль!

Гаврило

   Спасибо.

Курчай

   Здравствуйте. Откуда?

Гаврило

   Из Нижнего гужом идем в обозе.

Курчай

   Далеко ли?

Гаврило

   До Ярославля, с медом,

   Мы бортники.

Сидор

(подсаживаясь)

   Плесни, хозяйка, щец-то!

   Да не пустых.

Старуха

   Варила со снетками.

Гаврило и Клим встают.

Гаврило

(старухе)

   Бладарствуйте. Мы лошадей посмотрим,

   Да на печь к вам. Гляди, и полночь скоро.

   Часок-другой соснем, да и в дорогу.

Уходят.

Старуха

   Большая печь, просторно, полезайте.

Входит Иван с вином в кувшине.

Иван

   Полкружки есть. По чарке будет. Пейте.

Кулик

   Простое?

Иван

   С махом. Люди пьют да хвалят.

Кулик

(пьет)

   Не похулим и мы. Нельзя не выпить,

   Всё на воде.

Иван

   На доброе здоровье!

Едят. Гаврило и Клим входят и лезут на печь.

Старуха

   Прибрал в клети?

Иван

   В подполицу припрятал.

Стук.

Старуха

   Поди, стучат.

Иван

   Пущай идут к соседям,

   Кого несет!..

  

Старуха

   Не вдруг пускай. Окликни.

Иван уходит.

Курчай

   Ишь крик какой! Не лучше ль убираться

   С добрА ума. Хозяйка, не трудись.

Встают. Старуха собирает со стола.

   Подальше от греха, здоровей будешь.

   Пойдемте спать в струги. За угощенье!

Уходят Курчай, Кулик и Сидор. Иван входит.

Иван

   Хоть в гроб ложись! Боярин к нам постоем,

   Опричь хорСм, со всем двором валится.

   Ишь холодно в палатке, так холопы

   По избам рыщут, где теплей да чище.

   Уж я молил немало.

Старуха

   Воля Божья!

   Придет беда, так отворяй ворота.

Входят Неустройко и слуги.


9533261030954823.html
9533354213887666.html
9533430778160270.html
9533609651821675.html
9533720401088925.html