"Что заставило вас подумать, что „.?"- и подробным проявлением пресуппозиции - Джозеф О'Коннор, Джон Сеймор

"Что заставило вас подумать, что „.?"- и подробным проявлением пресуппозиции.

^ ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ

"Вы заставляете меня чувствовать себя плохо. Я ничего на могу с этим поделать". Язык потворствует мышлению в стиле причины и следствия. Активные субъекты обычно воздействуют на пассивные объекты, но это слишком большое упрощение. Опасно думать о людях, будто они, подобно бильярдным шарам, подчинятся законам причины и следствия. "Солнечный свет заставляет цветы расти" - представляет собой стенографическое изложение чрезвычайно сложной взаимосвязи. Размышление в терминах причин не объясняет ничего, и лишь вызывает вопрос: 'Как?"

Пропасть различий разделяет выражения: "Ветер гнет деревья" и: "Вы раздражаете меня". Верить в то, что кто-то другой несет ответственность за ваше эмоциональное состояние, все равно, что предоставить им своего рода физическую власть над вами, которой у них нет. Вот примеры искажений этого била:

"Вы надоели мне". (Вы заставляете меня испытывать скуку.)

"Я рад, что вы ушли". (Ваш уход заставляет меня испытывать радость.) "Я раскис из-за погоды". (Погода вызывает у меня кислое настроение.)

Один человек не имеет возможности непосредственно контролировать эмоциональное состояние другого человека. Мысли о том, что вы можете заставлять людей переживать различные состояния или что другие люди могут вызывать у вас различные настроения, являются весьма ограничивающими и в значительной степени оказываются причинами расстройств. Ответственность за ощущения других людей - это тяжелое бремя. Вам необходимо будет принять на себя слишком большую и излишнюю заботу о том, что вы говорите и делаете. Руководствуясь причинно-следственным паттерном, вы станете либо жертвой, либо няней для других людей.

Слово "но" очень часто означает причинно-следственную связь, предлагая причину, по которой человек чувствует себя вынужденным не делать что-то:

"Я бы помог тебе, но я слишком устал". "Я бы ушел в отпуск, но фирма развалится без меня".

Существует два уровня реагирования на причинно-следственную связь. Для начала - просто спросить, как именно одна вещь вызывает появление другой. Описание того, как это происходит, часто открывает новые возможности для дальнейшего реагирования. Но оно все-таки оставляет незатронутым то фундаментальное убеждение, которое так сильно укоренилось в нашей культуре и которое заключается в том, что другие люди обладают властью над нашим эмоциональным состоянием и несут ответственность за его изменение. На самом же деле мы сами создаем наши чувства. Никто другой не сможет сделать этого за нас. Мы сами решаем и несем ответственность за свои Реакции. Думать, что другие люди вызывают наши чувства, - значит населить свой мир безжизненными бильярдными шарами. Чувства, возникающие в нас в ответ на действия других людей, обычно являются результатом синестезии. Мы видим или слышим что-то и реагируем ощущением. Эта связь становится автоматической.

Вопрос метамодели, адресованный к предположению о причинно-следственной связи в высказывании типа: "Он раздражает меня", - заучит следующим образом: "Как именно вы вызываете у себя раздражение в ответ на то, что он сказал?" В таком вопросе встроено предположение о том, что человек сам может выбирать свою эмоциональную реакцию.

^ Причинно-следственная связь может быть подвергну­та сомнению вопросом: "Каким конкретно образом одно вызы­вает другое?" - или: 'Что должно произойти такое, чтобы одно не было вызвано другим?'

^ Обнаружив убеждение типа причинно-следственной связи, задайте вопрос: "Как именно вы застаеляете себя реагировать таким способом на то, что вы видите или слыши­те?"

^ ЧТЕНИЕ МЫСЛЕЙ

Чтение мыслей возникает тогда, когда человек предполага­ет или знает, не имея непосредственного доказательства, что другой человек думает или ощущает. Мы часто делаем это. Иног­да это является интуитивной реакцией на некоторые невербальные сигналы, которые мы замечаем на неосознанном уровне. Час­то это чистая галлюцинация или то, что мы сами думали или чув­ствовали бы в такой ситуации: мы проектируем наши собствен­ные мысли и чувства и переживаем их так, как будто они пришли от другого человека. Скряга всегда считает всех остальных людей скупыми. Те, кто занимается чтением мыслей, часто думают, что они правы, но это не является гарантией того, что так оно и есть. Зачем гадать, если вы можете спросить?

Существует два основных типа чтения мыслей. В первом типе человек предполагает, что он знает о том, что другой думает. На­пример:

"Джордж несчастен".

"Могу сказать, что ей не понравился подарок, который я ей подарил",

"Я знаю, что придает ему силы", "Он был разгневан, но не показывал вида".

Должны существовать веские сенсорнообоснованные до­казательства для того, чтобы приписывать мысли, чувства и мне­ния другим людям. Вы можете сказать: "Джордж в депрессии", - но было бы более полезным сказать: "Джордж смотрит вниз и

направо от себя, мускулы его лица расслаблены и дыхание по­верхностное. Уголки рта опущены и плечи ссутулены"

Второй тип чтения мыслей является зеркальным отраже­нием первого и предоставляет другим людям власть читать ваши мысли. Как правило, это используется для того, чтобы затем уп­рекнуть их в том, что они не понимают вас, когда вы думаете, что они должны были бы понять. Например:

"Если бы ты любил меня, ты бы знал, чего я хочу''. "Ты что, не знаешь, как я чувствую себя?'' "Я расстроена тем, что тебя не интересуют мои чувства". "Тебе следует знать, что мне это нравится".

Человек, использующий такие паттерны, не сможет понят­но объяснить другим, чего он хочет; предполагается, что другие каким-то образом знают об этом. Это может привести к первок­лассной ссоре.

Способ подвергнуть сомнению чтение мыслей заключает­ся в том, чтобы спросить, каким конкретно образом он узнает, что вы думаете. Или, в проектируемом чтении мыслей, как имен­но, по вашему мнению, он должен знать, что вы чувствуете.

Когда вы, стремясь выяснить значение чтения мыслей, за­даете вопрос: "Как вы узнаете?", - ответом часто является неко­торое убеждение или обобщение. Например:

- Джордж совершенно не обращает на меня никакого вни­мания.

- Как вы узнаете о том, что Джордж не обращает на вас никакого внимания?

- Потому что он никогда не делает того, что я говорю.

Таким образом, в модели мира говорящего "делать то, что я говорю" равнозначно "обращению внимания на меня". Мягко выражаясь, это сомнительное предположение, По поводу та­кой комплексной эквивалентности и напрашивается вопрос: "Как именно забота о ком-то может означать необходимость делать то, что он говорит? Если вы обращаете внимание на кого-то, вы всегда делаете то, что он говорит?"

^ Чтение мыслей может быть подвергнуто сомнению вопросом: "Как именно вы узнаете, что ...?" Метамодель восстанавливает связь между языком и индивидуальным опытом и может быть использована для:

  1. Сбора информации.

  2. Выяснения значения.

  3. Идентификации ограничений.

  4. Обнаружения новых выборов.

Метамодель является чрезвычайно мощным инструмен­том в бизнесе, терапии и образовании. Суть ее заключается в том, что люди с помощью слов создают различные модели этого мира, и, следовательно, вы не можете предполагать, что вы точ­но знаете то, что их слова обозначают.

Во-первых, метамодель позволит вам собрать высокока­чественную информацию в тех случаях, когда важно понимать точно, что люди имеют в виду. Если клиент пришел к терапевту с жалобой на депрессию, терапевту необходимо найти, что это значит в модели мира клиента, а не предполагать (скорее всего ошибочно), что он знает точно то, что клиент имеет в виду.

В бизнесе деньги могут быть выброшены на ветер, если менеджер поймет инструкцию неправильно. Сколько раз вы слышали печальный возглас: "Но я думал, что ты думал..."

Когда ученик утверждает, что он всегда делает ошибки в геометрических задачах, вы можете поинтересоваться, а был ли вообще когда-нибудь случай, когда он решил геометрическую задачу правильно, а также, каким образом ему удается столь упорно делать ошибки в геометрических задачах.

В метамодели нет вопросов "почему". Вопросы "почему' имеют мало ценности, в крайнем случае, ответы на них содер­жат оправдания или длинные объяснения, которые ничего не делают для того, чтобы изменить создавшуюся ситуацию.

Во-вторых, метамодель проясняет значение коммуника­ции. Она предлагает четкую рамку для вопросов: "Что именно вы имеете в виду?"

В-третьих, метамодель дает выборы. Убеждения, обоб­щения, номинализации и правила - все они устанавливают ог­раничения. Но эти ограничения существуют в словах, а не в мире. Постановка вопросов и нахождение последствий или исключе­ний может открыть новые возможности. Ограничивающие убеж­дения можно идентифицировать и изменять.

Какое из искажений метамодели вы подвергнете сомне­нию, будет зависеть от контекста коммуникации и вашей цели. Рассмотрим следующее утверждение:

"Почему эти ужасные люди не прекратят своих постоянных попыток оказать мне помощь, это меня раздражает, Я знаю, что должен сдерживаться, но не могу".

Это утверждение содержит чтение мыслей и пресуппозицию (они пытаются надоедать мне), причину и следствие (это меня раздражает), универсальный квантификатор (постоянно), суждение (ужасные), модальные операторы возможности и не­обходимости (должен, не могу), неспецифические глаголы (ока­зать, раздражает, сдерживаться). номинализации (помощь), и неспецифические существительные (люди, это).

В такого рода примерах чтение мыслей, пресуппозиции и причинно-следственные связи заправляют горючим все осталь­ные. Выделение этих нарушений будет первым шагом в направлении изменений. Номинализации, неспецифические глаголы и неспецифические существительные являются наименее важ­ными. Остальные: обобщения, универсальные квантификаторы, суждения, сравнения и модальные операторы - лежат где-то посередине. Более общая стратегия - конкретизировать снача­ла ключевые существительные, затем ключевые глаголы и за­тем отсортировывать искажения, отдавая предпочтение модаль­ным операторам.

Метамодель представляет собой мощный инструмент сбо­ра информации, выяснения значения и идентификации огра­ничений в мышлении человеку, который неудовлетворен настоящим. Чего бы он хотел взамен? Где бы он хотел быть? Как бы он хотел себя чувствовать?

При использовании метамодели существует также весь­ма реальная опасность собрать слишком много информации.

Вам следует спросить себя: "Мне действительно необходимо это знать? Какой результат мне требуется?" Важно использо­вать вопросы метамодели исключительно в контексте раппорта и взаимно согласованного результата. Ваши вопросы не до­лжны быть слишком прямолинейны, иначе они могут быть вос­приняты как агрессивные. Вместо вопроса: "Как именно вы уз­наете об этом?" - вы можете сказать: "Мне любопытно понять точно, каким образом вы узнаете об этом?" Или: "Я не вполне понимаю, как вы узнаете об этом". Разговор не должен превра­титься в экзаменационный опрос. Вы можете использовать лю­безный и мягкий тон голоса, чтобы смягчить вопросы.

^ Паттерны метамодели

Роберт Дилтс рассказывает, как он посещал занятия по лингвистике в университете Санта Круз в начале 1970-х, где Джон Гриндер обучал метамодели в течение одной пары. Это было а четверг. Он отпустил учащихся, чтобы они попрактиковались в использовании метамодели. В следующий вторник половина класса выглядела чрезвычайно удрученной. Они оттолкнули сво­их любимых, своих учителей и друзей, разобрав их по косточкам с помощью метамодели. Раппорт является первым шагом в при­менении любого паттерна НЛП- Будучи использованной без чув­ствительной обратной связи и без раппорта, метамодель пре­вращается в мета-садизм, мета-беспорядок, мета-несчастье.

Вы можете задавать вопросы часто, элегантно и точно. На­пример, человек может сказать (смотря вверх): "Моя работа не пошла". Вы можете задать встречный вопрос: "Интересно, ка­кой бы вы увидели свою работу, если бы она продвигалась ус­пешно?'

Один из самых полезных способов применения метамо­дели - использование ее в своем внутреннем диалоге. Это мо­жет оказаться более эффективным, чем тратить годы на обуче­ние тому, как ясно мыслить.

Верная стратегия научиться использовать метамодель за­ключается в том, чтобы взять одну или две категории и в течение недели просто отмечать примеры этих нарушений в ежедневных разговорах. На следующей неделе возьмите несколько дру­гих категорий. По мере того, как вы будете осваиваться с наблю­дением этих паттернов, вы сможете конструировать безмолв­ные вопросы в своей голове. И, наконец, когда вы овладеете идеей паттернов метамодели и вопросов, вы сможете начать использовать их в соответствующих ситуациях.

Метамодель связана также с логическими уровнями. Под­умайте об утверждении: "Я не могу сделать этого здесь''. "Я" - это идентификация личности. "Не могу" - относится к его убеждениям. "Сделать" выражает его способности. "Этого" указывает на его поведение. "Здесь" - это окружение.

Вы можете задавать вопросы к этому утверждению, опи­раясь на различные основания. Один путь - подумать о том, на каком логическом уровне вы собираетесь работать. Кроме того, человек может дать вам ключ к тому, какая часть утверждения является наиболее важной, тоном голоса подчеркнув одно из слов. Это называется тональной маркировкой.

Если он говорит: "Я не могу сделать этого здесь", - то вы можете перейти к модальному оператору, спросив: "Что пре­пятствует вам? "

Если он говорит: "Я не могу сделать этого здесь", - тогда вы спросите: "Что конкретно вы не можете сделать?"

Замечать, какие слова человек выделяет тоном голоса или языком тела, - это один из способов узнать, какое нарушение метамодели следует подвергнуть сомнению. Другая стратегия заключается в том, чтобы послушать разговор человека в тече­ние нескольких минут и определить, какую из категорий он использует чаще всего. Она, скорее всего, укажет то место, где его мышление ограничено, и тот вопрос, с которого лучше всего было бы начать.

В ежедневной практике метамодель дает вам систематический способ сбора информации, когда вам необходимо знать более точно, что именно человек имел в виду. Это - умение, которому стоит научиться.

- ^ Скажите, пожалуйста, - страшно вежливо спросила Алиса, - что именно вы имеете в виду?

Ну вот, молодец! Ты задала действительно умный вопрос, - сказал довольный Шалтай. - Под ВОДОНЕПРОНИНАЕМОСТЬЮ я подразумеваю следующую мысль: мы с тобой уже достаточно долго беседуем, и я не прочь узнать, что ты собираешься делать дальше, так как, надо полагать, ты не намерена провести под этим забором остаток твоих дней.

Льюис Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье"

Глава 6

^ АПТАЙМ И ДАУНТАЙМ

До сих пор наше внимание было занято исследованием сенсорной чувствительности, способностью держать свои чувства открытыми и замечать реакции окружающих вас люден. Это состояние, когда ваши органы чувств настроены на восприятие внешнего мира, в НЛП обозначается термином аптайм. Кроме того. существуют состояния, которые погружают нас глубже в нашу собственную реальность, в наш внутренний мир.

Оторвитесь на минуту от книги и вспомните то время, когда вы были погружены в собственные мысли...

Вероятно, вам пришлось сильно задуматься, чтобы это вспомнить. Вы обратились внутрь себя, к внутренним картинам, звукам и ощущениям. Это состояние, с которым все мы хорошо знакомы. Чем глубже вы уходите в себя, тем меньше вы начинаете осознавать внешние воздействия. "Глубоко задумавшись" - это хорошее описание такого состояния, известного в НЛП под названием даунтайм. Ключи доступа погружают вас в даунтайм. Всякий раз, когда вы просите кого-нибудь обратиться внутрь себя и визуализировать, воспроизвести звуки и ощущения, вы просите его погрузиться в даунтайм. Даунтайм возникает тогда, когда вам необходимо помечтать, составить план, пофантазировать и подумать о новых возможностях.

Практически мы редко полностью находимся в аптайме или в даунтайме, наше повседневное сознание представляет собой смесь частично внутреннего и частично внешнего осознания. Мы обращаем наши органы чувств внутрь себя или вовне в зависимости от обстоятельств, в которых находимся.

Полезно думать о ментальных состояниях как об инструментах, предназначенных для того, чтобы делать различные вещи. Игра в шахматы требует такого состояния ума, которое Радикальным образом отличается от того состояния, которое необходимо для принятия пиши. Не существует такой вещи, как неправильное состояние ума, существуют последствия его использования. Они могут быть катастрофическими, если, например, вы пытаетесь перейти улицу с оживленным движением транспорта в том состоянии, в котором отходите ко сну совершенно очевидно, что аптайм является наиболее подходящим состоянием для перехода через улицу. Или забавы ради, вы попытаетесь выговаривать сложные для произношения фразы будучи в состоянии, навеянном слишком большой дозой алкоголя Часто вы делаете что-то не очень хорошо, потому что находитесь в неподходящем состоянии. Вы не сможете хорошо сыграть в теннис, если вы в том же состоянии, в котором играете в шахматы

Вы можете получить доступ к бессознательным ресурсам непосредственно путем индукции и используя разновидность даунтайма, известную как транс. В состоянии транса вы становитесь глубоко погруженными в состояние с ограниченным фокусом внимания Это измененное состояние по сравнению с вашим привычным состоянием сознания. У разных людей переживание транса будет различным, потому что каждый человек начинает со своего нормального состояния, которое во много) определяется предпочитаемой им репрезентативной системой

Большая часть работ по исследованию транса и измененных состояний сознания была выполнена в психотерапии, поскольку все терапевты в той или иной степени используют транс Все они различными способами получают доступ к неосознаваемым ресурсам Свободное ассоциирование на кушетке психоаналитика хорошо проводить в состоянии даунтайма, то же касается и разыгрывания ролей в гештальт-терапии. Гипнотерапевты используют транс явным образом.

Человек приходит на терапию, потому что он истощил свой запас сознательных ресурсов. Он застрял Он не знает, что ему необходимо или где это искать. Транс предоставляет возможность разрешить проблему, потому что он обходит сознание и делает доступными неосознаваемые ресурсы. Большая часть изменений происходит на неосознаваемом уровне. Сознание не нуждается в том, чтобы инициировать изменения, и часто вовсе не замечает их. Конечная цель любой терапии заключается в том, чтобы клиент снова вернулся в ресурсное состояние, достойное его способностей Каждый человек имеет богатую личностную историю, наполненную переживаниями, которыми он может воспользоваться. Они содержат все необходимое для совершения изменения, если только вы сможете добраться до них.

Одна из причин, по которой мы используем столь малую часть наших ментальных возможностей, может заключаться в том, что наша система образования уделяет столь много внимания внешнему тестированию, стандартам достижений и столкновению целей различных людей. Мы очень мало тренируемся в утилизации наших уникальных внутренних способностей. Большая часть нашей индивидуальности нами не осознается. Транс является идеальным состоянием для исследования и открытия наших уникальных внутренних ресурсов.

МИЛТОН-МОДЕЛЬ

Неужели ОДНО слово может столько всего значить! - задумчиво сказала Алиса.

- Когда я даю слову много работы,- сказал Шалтай-болтай, - я всегда плачу ему сверхурочные.

Льюис Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье"

Грегори Бэйтсон с большим энтузиазмом воспринял "Структуру магии", в которой была описана метамодель. Он увидел большой потенциал в этой идее. Он сказал Джону и Ричарду: 'Есть один странный старик в Фениксе, штат Аризона. Блестящий терапевт, но никто не понимает, что он делает и как он это Делает Почему бы вам не поехать и не узнать этого?" Бэйтсон знал этого "странного старика" - Милтона Зриксона - в течение 15 лет, и он пообещал им устроить встречу с Эриксоном.

[Академия Знакомств [Soblaznenie.Ru] - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!]

Джон и Ричард работали с Милтоном Эриксоном в 1974 году, когда он был уже широко признан как выдающийся практик гипнотерапии. Он был президентом Американского Общества клинического гипноза и много путешествовал, проводя семинары и лекции, а также ведя частную практику. Он имел репутацию искусного и успешного терапевта и был известен своими проницательными наблюдениями за невербальным поведением. Исследования Джона и Ричарда положили начало двум книгам и том под названием "Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона" был издан Meta Publication в 1975 году. Том 2, написанный в соавторстве с Джудит Делозье, последовал в 1977 году. Эти книги посвящены как фильтрам восприятия, так и методам Эриксона, и, несмотря на это, Эриксон все же отметил, что эти книги предложили гораздо лучшее объяснение его работе, чем он сам мог бы дать. И это был превосходный комплимент.

Джон Гриндер сказал, что Эриксон был самой значительной моделью из тех, которые ему пришлось когда-либо строить потому что Эриксон проложил путь не просто к другой реальности, а к целой новой группе реальностей. Его работы, связанные с трансом и измененными состояниями сознания, были удивительными, и мышление Джона также подверглось глубокому изменению.

НЛП также изменилось. Метамодель была посвящена точным значениям слов. Эриксон использовал язык неуловимо смутным образом, так чтобы клиент мог выбрать то значение, которое больше ему подходит. Он индуцировал и утилизировал трансовые состояния, предоставляя людям возможность преодолевать проблемы и открывать свои ресурсы. Этот способ употребления языка стал называться милтон-моделью в дополнение и противовес к точности и метамодели.

Милтон-модель - это способ употребления языка с Целью наведения и поддержания транса. Назначение транса - войти в контакт со скрытыми ресурсами личности. Она следует тем же путем, по которому происходит естественная работа мозга. Транс является состоянием, в котором вы оказываетесь высоко мотивированными учиться у своего бессознательного внутренним образом. Он не является пассивным состоянием, вы также не попадаете под влияние других людей. Происходит взаимодействие клиента и терапевта, реакции клиента позволяют терапевту понять, что делать дальше.

Работы Зриксона основывались на ряде идей, которые разделялись многими искусными и успешными терапевтами. Теперь они являются пресуппозициям и НЛП. Эриксон с уважением относился к бессознательному состоянию клиента. Он полагал, что существует позитивное намерение даже у наиболее безобразного поведения и что человек выбирает наилучшее доступного ему в данный момент времени. Он работал над тем, чтобы дать человеку больше выборов. Он также полагал, что на некотором уровне человек уже имеет все ресурсы, необходимые для того, чтобы совершить изменения.

Милтон-модель - это способ употребления языка с целью:

1. Присоединения к реальности человека и ведения его за собой.

2. Отвлечения и утилизации сознания.

3. Получения доступа к бессознательному и к ресурсам.


9520578112353170.html
9520643495426951.html
9520722662532390.html
9520814135485896.html
9520952187145945.html